Владимир Васильев дал интервью радиостанции «Эхо Москвы»

Пятница, 07 Июнь 2019 16:41

ВЕДУЩИЙ: Владимир Рыжков

В. Рыжков― Мы работаем с Санкт-Петербургского международного экономического форума. Мой собеседник — Владимир Абдуалиевич Васильев, Глава республики Дагестан. Сколько, года 4 вы уже руководите. Сколько сейчас уже прошло времени?

В. Васильев― Год и 8.

В. Рыжков― Мне уже казалось, что гораздо дальше. Очень много публикаций о Дагестане, очень много сообщений, очень много информации. И первое, на что обращают внимание – то, что называют, плохое слово в нашем языке и нашем ухе – «чистки». Я часто встречаю такие «чистки, чистки, чистки». Видимо, речь идет о том, что идет в республике борьба с коррупцией, с клановостью. С какими-то вещами, с которыми вам пришлось столкнуться. Как вы можете оценить ход этой работы?

В. Васильев― Вы знаете, я недавно имел возможность встречаться в Шатре Рамадана с мусульманами. А у нас республика мусульманская.

В. Рыжков― Кстати, я хочу поздравить с Ураза-байрамом.

В. Васильев― Спасибо большое. Давайте всех поздравим. Это очень хороший праздник, который призывает к воздержанию, к чистоте, помощи тем, кто нуждается. Очень хорошее дело. И там была возможность поговорить. И вы знаете, я как-то сейчас хочу об этом сказать, когда я был направлен президентом, то мне была поставлена задача довести финансовые средства бюджетные, которые приходят. до людей, кому они должны, кто должен их получать. Это была одна задача. Вторая была задача – чтобы правовое поле было реальностью. А не разговорами о них. И ответственность за нарушение тоже. Из категории «что должно быть» стало бы просто – «наступает». И когда я был представлен в народном собрании как и.о., я шел к зданию нашей администрации мимо мечети, на которой было написано, что Аллах наиболее милостив к тем, кто делает больше добра людям. Так вот мне это запечатлелось. И еще, когда я изучал обстановку перед тем, как приехать в Дагестан и вы может быть помните, то было интересно, что возникла мусульманская партия...

В. Рыжков― Да.

В. Васильев― По борьбе с коррупцией. И вот, исходя из этих двух составляющих, мне кажется, может быть и получается делать и первое, и второе. И хотя, конечно же, когда работа проводится масштабно, наступает на интересы очень многих. Тех, кто был задействован в теневом обороте средств. Например, по сравнению с прошлым годом мы собрали больше налоговых и неналоговых платежей в бюджет республики на 6 почти с половиной миллиарда.

В. Рыжков― Это много.

В. Васильев― Не так уж большая, казалось бы, сумма. Для нас это огромная сумма.

В. Рыжков― Конечно.

В. Васильев― И когда я, выступая с посланием к дагестанцам, говорил об этом, куда пойдут эти деньги, то стало понятно, что деньги пойдут на очень важные решения задачи. Для людей, в интересах людей. И при этом, конечно же, есть разные интересанты, которые крайне недовольны этим, есть те, кто молчаливо просто недоволен. Это я тоже понимаю. И самая большая проблема в том, что мы вроде бы провозгласили, как не должно быть и понимаем, что есть и наказываем. Сейчас опять идут процессы. Они будут идти, я надеюсь, постоянно. По мере необходимости. И никто ими не регулирует. Зло получает наказание.

В. Рыжков― Никто не проводит кампанию ради кампании.

В. Васильев― Кампании нет. Идет работа. Правоохранителям никто не мешает. Они работают в этой части, делают большую работу. И надо сказать, что эта работа дает плоды, причем такие совершенно неожиданные экономические. У нас улучшилась работа, допустим, порта, мы его даже не трогали. Но махачкалинский порт дал в прошлом году в два раза оборот больше перевалки нефти. В этом году еще в два раза больше. Представляете, в два раза. Каждый год – в два раза. Это надо посмотреть, сколько рабочих мест, это только потому, что появилось правовое пространство. В котором безнаказанно нельзя нарушать законы. А значит нельзя нарушать договор с бизнесом, с контрагентом. Права человека, значит, будут защищены. Начинает работать. И не только в порту, это работает в перевозках, что-то начинает меняться. Мы, допустим, 37 тысяч 700 сейчас посчитали уже, за прошлый год из тени вывели рабочих мест. 37700. Первый год провели работы, приехали, помогли нам очень, кстати, без этого ничего бы мы не сделали. И если бы ни правительство, ни наше министерство, ни коллеги из других регионов...

В. Рыжков― А что в целом с экономикой, если брать региональный продукт валовой. То как вы смотритесь на фоне России и Северокавказского региона?

В. Васильев― Мы смотримся не очень здорово. У нас экономика, особенно по части, допустим, строительства упала. У нас упал ряд операций торговых. Но мы, честно говоря, и не считаем это такой угрозой. Мы считаем, что это некие такие процессы роста. Мы сейчас, например, пригласили...

В. Рыжков― Коррекция, оздоровление, да?

В. Васильев― ...из Росстата, они сейчас пересчитывают некоторые вещи. Мы сами переживаем, но сам себя не посчитаешь. Думаем, разберемся с этим. Но то, что мы сейчас пока можем, мы стали с этого делать, действовать, первое – поскольку была проведена такая зачистка на уровне высокопоставленных чиновников, то обнаружились вакансии, и нужно было их заполнить людьми, которые не будут продолжать через некоторое время возвращаться к этому, там мотивация огромная. Так вот мы начали, во-первых, убирать эту мотивацию. Допустим, в этом году почти 11 млрд. изъяли таким образом за счет бюджетных, не бюджетных платежей. Плюс того, что применили нормативы российские, а не местные по торгам. Допустим, я привожу этот пример, он меня шокирует до сих пор. Одна компания выигрывает строительство моста за полтора миллиарда рублей. После этого новый министр, которого мы пригласили из министерства нашего транспорта России, вернуться домой. Он уехал в свое время, не выдержал. Он проводит новые торги. И та же компания выигрывает на полмиллиарда дешевле этот контракт. И он реализуется. То есть вот такие вещи просто они перестали срабатывать. И вот это начинает давать результаты. Соответственно мы больше стали лекарств людям предоставлять. Больше стало высокотехнологичных операций. В прошлом году был на коллегии Минздрава республики, было приятно услышать, что на 30% больше проведено кардиостентирований. Казалось бы, но что интересно — когда проводила проверку система наша здравнадзора, нам помогали, приезжала бригада. Без этого мы мало чего бы сделали. Наше антимонопольное ведомство работало, то обнаружили, что у нас стенты были на 30% дороже, чем в среднем по России. А шприцы в разы дороже закупались. Мы с этим закончили. И вот как интересно – ровно на 30% сразу же люди операции стали проводить...

В. Рыжков― Это, кстати, очень хорошая иллюстрация того, как коррупция убивает...

В. Васильев― Экономику.

В. Рыжков― И нормальную жизнь.

В. Васильев― И высокотехнологичные места.

В. Рыжков― Потому что коррупция лишает людей тех же стентов, и когда она снижается, то увеличивается количество операций. То есть прямая корреляция между коррупцией и качеством жизни. Владимир Абдуалиевич, я не могу вас не спросить как профессионала, как сейчас с проявлениями терроризма? Спокойно в республике?

В. Васильев― Я бы не сказал слово «спокойно». Но в республике безопасно. Можно я по имени, мы же коллеги, Владимир. Я думаю, ты оценишь. Мы провели 9 мая, я сравниваю прошлый и все руководители шли в колонне, кстати, муфтий и наш руководитель Варлаам наш. Православной нашей общины. И иудейской. Все, в общем, были там. Вы знаете, хорошая атмосфера. Насколько я могу судить. Не было каких-то сверх, когда разделяют людей, которые стоят на тротуаре и в колонне. Для меня это может быть самый главный показатель.

В. Рыжков― Безопасно в целом. Это важно.

В. Васильев― Но это труд. Это огромный труд правоохранителей, силовиков. Которые постоянно работают. К сожалению, мы недавно рассматривали эту тему, как профилактировать. Кстати, я думаю, что то, что мы делаем – тоже профилактика. Потому что чем меньше теневого...

В. Рыжков― Конечно.

В. Васильев― Теперь уже никто не поднимает вопрос о создании партии по борьбе с коррупцией. Власть выполняет...

В. Рыжков― И вообще, когда социальные задачи решаются, то социальная почва для проявления терроризма сокращается. Это все мировые специалисты говорят в один голос. А как сейчас, я бывал в Дагестане, в Махачкале. Кстати, мне очень понравился город.

В. Васильев― Мне тоже очень нравится город.

В. Рыжков― Живой, молодой. Динамичный, потрясающий. Малый бизнес, все движется.

В. Васильев― А горы какие.

В. Рыжков― Но мне рассказывали, когда я бывал в Махачкале, что довольно популярны радикальные, как их назвать, религиозные течения среди молодежи особенно. Какая-то динамика здесь есть положительная или отрицательная. Стабильная ситуация.

В. Васильев― Наш муфтият проводит большую работу. Мы встречаемся. Как мы встречались – начали сажать деревья вокруг дорог. Раньше наши предки все засадили дороги. Они были тенистыми. Сейчас все было утрачено. И вот сейчас пришли все. Муфтий пришел. Собрались люди, начали этот процесс. Мы его будем продолжать. И конечно такого рода работа, общение по такой теме. Великое высказывание, что народ – это единение множества людей. Чем больше возникает ситуаций, когда происходит это единение, тем крепче становится то, что мы называем народом. И власть все по-другому...

В. Рыжков― Горизонтальное сотрудничество.

В. Васильев― Да, я не говорю, что это достигнуто. Но процесс пошел. И поэтому радикальные идеи, конечно, были, есть и остаются. И мы это видим и у нас, и в мире. И это нельзя недооценивать. Но мы, например, в этом году, я думаю, вам будет небезынтересно, мы начали серьезно заниматься сельским учителем, сельским доктором. Мы выделили за счет денег, которые собрали, дополнительно деньги подъемные, вот эти миллионы на учителя, на доктора. Мы сейчас начинаем подбирать этих людей, как-то готовить. Мы договорились, что будем их сопровождать, чтобы он уехал в горное село, не был отрезан. Мы ему поможем с коммуникациями, с тем, чтобы построить дом. Завести семью. Насколько это возможно материально. И далее, чтобы он был связан с институтом, с академией, откуда он вышел. Чтобы мы как-то представители власти следили за тем, чтобы он проходил обучение.

В. Рыжков― Главное, чтобы он был связан с местной общиной. Местными людьми, чтобы они его уважали...

В. Васильев― А это самое сложное, потому что мы сейчас, во-первых, кстати, это начато было еще за мое долгое прибытие туда. Начали работать над тем, чтобы качество образования среднего улучшить. И мы очень гордимся тем, что за последнее время, вы, как бывший в Дагестане, может тоже обратили внимание – у нас больше стало детей, победителей разного рода олимпиад, конкурсов. Мы очень гордимся, что стали побеждать в информатике...

В. Рыжков― Мы работали в университете, проводили семинары. Понравилось.

В. Васильев― Наша девочка читала Пушкина на Красной площади. Сейчас мальчик у нас один из лучших чтецов. Очень приятно. Это дагестанцы.

В. Рыжков― Я хочу спросить вот о чем. Я тоже давно в политике и работал в ГД по региональной тематике. Дагестан мы всегда воспринимали как самую многонациональную республику. А по сути дела так оно и есть. И там всегда модель власть, был госсовет, вы помните, аварцы, даргинцы, кумыки и так далее, это очень сложная деликатная тема. Она и в советское время была сложная деликатная. Вот как вам удается или не удается сочетать вот этот довольно, не назову жесткий стиль, но строгий стиль с учетом этих тончайших межнациональных этих, где какая община, кого больше, кого назначили, кого не назначили. Как удается с этим справиться?

В. Васильев― Вы задали очень серьезный вопрос. Очень сложный. На него нет такого линейного ответа. Но я скажу следующее. Когда я прибыл по поручению Владимира Владимировича, я встретился с нашим парламентом, народным собранием и там сразу заявил, что я не буду руководствоваться (неразборчиво) квотами, национальными квотами, потому что не изменить ситуацию. Если мы это будем делать. Меня поддержали парламентарии.

В. Рыжков― Вопрос: искренне поддержали или для того чтобы...

В. Васильев― Прошло время, 20-го марта я впервые попробовал это и считаю, что это очень полезно. Я так считаю. Мы провели послание к народному собранию, но в большом зале 900 человек, который вместил всех. Все оппозиционные политические партии, общественные организации.

В. Рыжков― Типа съезда народного.

В. Васильев― ...партхозактив, извиняюсь за это сравнение.

В. Рыжков― Но расширенный я бы сказал. Там все, видимо, были национальности представлены.

В. Васильев― Да, все были. Все наши общественные организации. И я достаточно откровенно все рассказал, как есть. Рассказывали, что произошло, мы провели конкурс. Вот когда зачистили верхушку, вы знаете, я не хочу даже об этом говорить. К сожалению, это стыдно. Столько руководителей. И до сих пор этот процесс идет, к сожалению. Но уже в меньшей степени. Так вот, и на место этих привлеченных к ответственности руководителей нужны были новые люди. И нас очень поддержала администрация президента, технологически, организационно. Мы провели впервые конкурс, в котором приняли участие 11 тысяч соискателей. Были даже обращения из Пакистана, Индии. Других государств. Люди прочитали в Интернете, что можно заявиться на руководящую должность в Дагестане. Из них было отобрано 54 человека. 23 из них работают, кто министрами, кто вице-премьерами.

В. Рыжков― Нормально?

В. Васильев― Хорошо работают. Некоторые не соглашаются, потому что в «Газпроме» платят больше, где они работают. Ну, есть вопросы.

В. Рыжков― А напряженность не выросла в результате этих решений. Я имею в виду между аварцами, даргинцами, кумыками.

В. Васильев― Я думаю, что первое, о чем мы начали говорить – о том, что стали меняться, люди увидели, например, у нас 6 тысяч инвалидов перестали быть инвалидами. Больше 6 тысяч. В результате той работы, которая была проведена. И мы сэкономили большие деньги. Сразу. По лекарствам, это же все обратилось теми же лекарствами людям. По рабочим местам. По всем этим вопросам я так понимаю, что это мудрость народная. Потому что в то время историческое, когда это было и когда эта модель работала, помните, она же спасла тогда ту ситуацию.

В. Рыжков― Конечно, я почему и спрашиваю.

В. Васильев― Я работал в правоохранительных органах, потом мы с тобой вместе работали в думе. Было другое время. Некоторые говорят, а почему раньше не делали, а чего вы... Да потому что время было другое. Но пришло время и надо делать. Вот сейчас надо делать. Не искать крайних виноватых. А надо делать. Не перекладывать ответственность, а что можешь – надо делать. И я вот что сейчас чувствую и вот эта встреча с большим активом республиканским — критичным, поддерживающим, разным. Я утвердился в этом. Я очень это ценю и буду всячески поддерживать со своими коллегами. Знаете, это мудрость людей. Они видят все. Президент как-то сказал, что народ обладает таким удивительным качеством, что даже трудно представить. В отличие от глубоких специалистов, аналитиков, экспертов, практически не ошибается. Народная оценка. Вот чувствуют. И если ты делаешь это искренне, и если помыслы ясны и понятны, а результаты ощутимы, то люди понимают. Хотя и бывает и порой возникает и обида, а как так можно. А вот это вот так, а это вот так. Но пока удается.

В. Рыжков― Спасибо огромное. Напоминаю, что в студии «Эхо Москвы» мы беседовали с Владимиром Васильевым, главой республики Дагестан. Удачи вам и удачи Дагестану.

В. Васильев― Всем нам удачи.

 

Прочитано 81 раз

Галерея изображений

joomlamodniyportal.ru

Календарь

« Июнь 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Дагестан