Р.Абдулатипов: «Образование – это главный двигатель возрождения Дагестана»

Четверг, 28 Февраль 2013 04:42

В среду, 27 февраля, врио Президента Республики Дагестан Рамазан Абдулатипов провел пресс-конференцию с участием журналистов республиканских СМИ.

Р.Абдулатипов: «Образование – это главный двигатель возрождения Дагестана» Р.Абдулатипов: «Образование – это главный двигатель возрождения Дагестана»

В частности в брифинге приняли участие министр печати и информации РД Умаросман Гаджиев, директор ГБУ РИА «Дагестан» Магомед Магомедов, генеральный директор ГБУ РГВК «Дагестан» Азнаур Аджиев, главный редактор общественно-политического еженедельника «Черновик» Магди Камалов, первый заместитель главного редактора дагестанской еженедельной газеты «Новое дело»Ахмеднаби Ахмеднабиев, корреспонденты других республиканских газет и телекомпаний.

Предваряя вопросы журналистов, Рамазан Абдулатипов отметил: «Мне кажется, что я уже год проработал в этой должности. Ситуация в республике очень вязкая. Одно дело, когда ты можешь слепить что-то. В Советском Союзе говорили, что ситуация была похожа на бетон, когда можно скомпоновать все железно. А сейчас в большей степени – песок, который утекает из рук.

Сказано очень много, возможно даже без специальной подготовки. Наверное, я говорю в большей степени о том, что у меня наболело за все последние 25 лет и дагестанцам понятно то, о чем я говорю, потому что и у них наболело.

Хочу обратиться к жителям республики. Возможно специально, а может быть для того, чтобы показать новому руководству свои тревоги, боль, каждый начинает демонстрировать свое возмущение, устраивая митинги, палаточные городки, перекрывая дороги. Если мы будем идти таким путем, мы сохраним тот Дагестан, который мы имеем сейчас: нестабильный, небезопасный, неблагополучный, достаточно невежественный по многим параметрам. Ту республику, которая вообще не соответствует природе дагестанской культуры, дагестанского духа. Я обращаюсь к дагестанцам, чтобы они помогали мне реализовать то, что мы планируем. Я сам по себе ничего не делаю, только совместно с дагестанцами.

Одновременно я обращаюсь к журналистам, которые начинают изощряться по каждому поводу. Напомню, тех, кто продавали полосы своих газет за деньги, в Дагестане убивали. Те, которые продавали, и те, которые всех покупали и пугали, хотят и сегодня продолжать это делать. Но они пока не выступают открыто. Однако начиная со Съезда в Пятигорске, заканчивая выступлениями на перекрестках Хасавюрта и Новолакское – везде прослеживаются следы тех, кто все эти годы руководили, копили огромное количество денег. У меня таких денег нет.

Ничего не измениться, если мы будем бороться только друг с другом, а не объединим свои усилия, начнем бороться с отсталостью, невежеством и т.д. Каждый выбирает свою судьбу. Но все вместе мы выбираем судьбу Дагестана, своей Родины, выбираем свое место в России. Было бы очень наивно думать, что все будут одобрять наши действия. Кто одобряет, тому спасибо, а кто нет – того заставим одобрять. Заставим с точки зрения позитивного. Другого выхода у нас нет. Я предлагаю повестку дня, а формировать ее мы должны вместе.

В целом 90% событий, мероприятий с моим участием журналисты освещают реально. Спасибо вам, журналистам, за понимание и поддержку. Мы будем продолжать работать несмотря ни на что.

Далее врио Президента РД ответил на вопросы журналистов.

Вопрос: Прошло чуть больше месяца как Вы возглавили республику. Скажите, пожалуйста, на Ваш взгляд, что удалось сделать за этот период, а что нет?

Р.Абдулатипов: Достаточно оперативно мы сформировали кабинет министров. Председатель Правительства один из грамотных, мобильных, современных людей, которые есть в Дагестане. Если провести рейтинг, то, я думаю, что Мухтар Меджидов занял бы одно из ведущих мест. Заместители Председателя Правительства разные. Среди них есть те, которые еще вызывают вопросы, а есть – бесспорные. Если я назначаю зампредом главу Лакского района Юсупа Магомедова, то это тот человек, который состоялся на уровне района. Руководителей районов и городов надо выдвигать, привлекать к Правительству максимально, насколько это возможно.
Рамазан Джафаров - чистоплотный человек, генерал ФСБ, который хорошо знает правоохранительную структуру, владеет вопросами обеспечения безопасности.

Таких примеров я могу привести очень много. Если провести рейтинг по чистоплотности, уровню профессиональной подготовки, то министр здравоохранения Дагестана Танка Ибрагимов никому не уступит. Если провести такой же рейтинг по всей России, трудно найти того, кто лучше разбирается в деле дорожного хозяйства, руководитель Дагавтодора Загид Хучбаров. Это люди, которые представляют формат будущего Правительства через 6 месяцев. В Правительстве есть разные люди, с разными судьбами. Всем дается шанс работать. За короткий период мы завершили процесс формирования Правительства республики без коррупционных составляющих. Об этом было уже сказано искренне. Такова была позиция нашей команды. Если мы сорвемся, кто-то даст слабину, значит, не реализуется полностью наш проект.

Уже сформулированы какие-то подходы к деятельности самого Правительства республики. Два раза приезжала из Москвы группа современных специалистов, которые представляют рейтинговые компании, в том числе, начиная со Сбербанка, заканчивая другими структурами, которая разрабатывает соответствующую программу. Программа будет завершена через 10 дней. Она рассчитана на 100 дней, один год и три года. Программы, которые действовали в Дагестане, долгосрочные. Это программы строительства коммунизма. Коммунизм, как известно, не состоялся. Их мы используем, но хотим внести конкретику, исходя из наших ресурсов и возможностей.

В республике наводится элементарный порядок, упущенный годами. Дагестан пока на абстрактном уровне, но в целом возвращено доверие людей к власти, а людям возвращена надежда. Во время встречи с Президентом страны Владимиром Владимировичем Путиным мною было сказано о том, что проведен опрос и около 88 % одобряют приход нового руководства в республику, из них 66 % надеются, что будут сделаны позитивные шаги, то есть мы добьемся чего-то. Конечно, эти проценты будут уходить вниз. Как сказал Президент России: «Сказки не бывает». Это невозможно быстро сделать. Я иногда говорю, что многие вещи, начатые мною в республике, будут работать на тех, кто придет после меня. Может быть, многое я не успею.

Что касается целого ряда вопросов, поставленных перед руководством России. В частности был поставлен вопрос необходимости разработать специальную программу о социально-экономическом развитии Республики Дагестан на 4-5 лет с достаточным финансированием. Он был принят с пониманием. Безусловно, об этом говорили и прежде. Моя позиция такая: формируйте сами федеральную дирекцию и сами реализуйте её. Второй подход, о котором было сказано мною Президенту России, - если федеральную программу разработать невозможно, то дайте поручение отработать отраслевые программы, которые нас интересуют. Нас интересует дорожное строительство, промышленность строительных материалов, АПК. Я выдвигаю задачу новой индустриализации республики, так как имеющийся уровень не отвечает требованиям 21 века. Мы хотим внедрять в Дагестане современную коммуникационную и информационную системы. В частности, этому посвящена деятельность Mинистерства связи и коммуникаций Дагестана. Мы должны провести эту работу. Есть проекты, которые мы разрабатываем вместе с американцами по вопросам образования. У каждого ребенка в Дагестане должна быть современная техника. Техники в мире очень много вообще, но контент  еще не очень развит. Все зависит от того, какое содержание мы вкладываем в эту технику. Механизм запущен, начало работы уже есть.

Думаю, что мы разворачиваем Правительство на полноценную работу по многим направлениям. В том числе нужен глубочайший аудит. Первый аудит земельных ресурсов, который мы провели, показал, что 50 тысяч га земли – это неэффективно используемые. Сегодня получается так, что в Дагестане она почти бесхозная. Около 40 тысяч га земли- брошенные Я имею в виду пахотные земли, а не просто земли. Мы любим спорить о земле, выяснять, чья она, но об эффективности использования земельных ресурсов почти не говорим. Надо проанализировать в каком состоянии находится все то, что приватизировано.

В ближайшее время будет выставлен список на приватизацию всего, от чего государству надо избавляться. Уже дано указание. В бюджете есть статьи на приобретение того или иного здания. Так нельзя работать. Государство наоборот избавляется от имущества, а мы его покупаем при дефиците бюджета. Есть и другие пункты в нашем бюджете – затраты на вечерние школы и дома культуры, которых нет. Все эти пункты будут ликвидированы, а деньги – возвращены. Работы очень много.

Вопрос: Рамазан Гаджимурадович, буквально накануне Вы издали Указ о создании Миротворческой комиссии. Хотелось бы узнать, чем новая комиссия принципиально будет отличаться от Комиссии по адаптации?

Р.Абдулатипов: Адаптация к мирной жизни – это один из вопросов, который должен быть включен в Миротворческую комиссию. Прежде чем говорить о мирной адаптации, надо их возвращать. Прежде чем говорить о возвращении, надо говорить о профилактике, чтобы ребята не попадали в эти ряды. Есть такое понятие, как досудебное соглашение. Их надо заключать, в том числе привлекая родственников. Это огромная работа, в которую должны быть вовлечены сельские администрации, местные имамы, общественные и молодежные организации. А получается так, что с одной стороны сидят правоохранители, а с другой – люди, попавшие в такую ситуацию. Само общество должно заниматься адаптацией, должно быть адаптировано к новым формам работы. Думаю, что при активной работе, в том числе и СМИ, имамов, глав сельских администраций, джамаатов, можно точно определить, кто и где находится, с кем и какую работу надо вести. А не просто кричать по громкоговорителю: «Переходите на нашу сторону!»

Идея о создании Комиссии была хорошая. Частично она реализована. Мы хотим сегодня развернуть работу в более широком формате. Не только по отношению к этим людям.

Десятилетиями обманывали чеченцев, лакцев, аварцев, сам Дагестан. Сегодня люди выходят на улицы. Здесь тоже нужна миротворческая комиссия. Нельзя такие вопросы поручать только власти. Тем более что власть доказала, что она не может решить многие вопросы. Таким образом, миротворческая комиссия нужна по многим направлениям жизнедеятельности дагестанского общества.

Если одни будут выходить на один перекресток, а другие – на второй, мы развернем межнациональные конфликты. Это будет концом спокойной жизни Дагестана. Этого допустить нельзя. Поэтому важно, чтобы земельные вопросы, вопросы переселения, социально-экономического обеспечения не переводили в межнациональные и межрелигиозные. Они имеют другую природу. Самое главное, в Дагестане надо изменить формат решения вопросов. Правовые – надо решать правовыми методами, экономические – экономическими. А мы во все вовлекаем политику. Следовательно, политики много, а права, культуры мало, решенных вопросов мало.

После встречи с чеченскими, новолакскими, аварскими представителями я собирался снять с должностей целый ряд людей, провести расследование, привлечь к ответственности. Но после того, как на разных углах люди стали разбивать палаточные городки, перекрывать улицы, я не стал этого делать. Иначе получилось бы так, что на меня надавили. На меня надавить невозможно! Я настроен работать по всем этим вопросам. Считаю, что все вопросы, касающиеся восстановления Ауховского района, переселения лакцев, ситуация с аварцами – все они должны обсуждаться четырехсторонней миротворческой комиссией. Надо расписать график решения этих вопросов. У меня есть пример. Когда я стал Зам. Председателя Правительства России и приехал в зону осетино-ингушского конфликта, там каждый день шли разбирательства: кому какой дом построить. Дом уже рушится, а тот еще не заселился. Я приехал и принял решение вопреки мнениям руководства обеих республик открыть лицевые счета пострадавших и перечислить на них средства. Если бы этим лакцам, чеченцам, аварцам дали средства в размере стоимости жилья, то и средства ушли бы по делу, и не было бы тех, кто жирует и спекулирует на этих деньгах. Те, которые выступают, что земли раздали, они раздали их сами же или их представители за деньги и т.д. Этих людей поднимают те, которые их загнали в эту ситуацию. Если они хотят с ними работать, то они еще 50 лет будут решать эту проблему, а если со мной, то со мной надо работать конкретно без всяких споров. Нужно взвешенно поэтапно решать этот вопрос. Определить перечень вопросов, которые нужно решить в этом году, затем наметить на будущий год и т.д., то есть поэтапно.

Эта трагедия случилась до моего рождения, но мы как государство отвечаем за это и готовы отвечать в данном случае. Никаких претензий нет к тем, кто был до меня, однако у меня немного другие подходы. Я считаю, что эти подходы могут быть более эффективными, чем те, которые реализовывались здесь. Я приглашаю всех этих людей, представителей этих народов к совместной работе. А свергать друг друга – это не митинговые вопросы. Каждый митинг, каждое шествие, пока я здесь работаю, откладывает решение этих вопросов на долгий ящик. Только совместная работа может продвинуть и обеспечить решение этого вопроса. Независимо от этого все мы – дагестанцы – и чеченцы, и лакцы, и аварцы, и русские. Мы сейчас начинаем идти друг против друга. Те, которые пострадали тогда, на самом деле прокляли бы того, кто начинает натравливать друг на друга. Вместо того, чтобы совместными усилиями уйти от этого и решить этот вопрос, они  начинают науськивать. Это недопустимо. Мы не допустим разжигание межнациональной розни на этой основе. А кто будет разжигать, то будут приняты самые строжайшие меры.

Вопрос: В прошлом году Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин говорил о повышении уровня образования среди молодежи республик Северного Кавказа. Будет ли принята какая-то программа в отношении нашей молодежи? Я думаю, это понятие гораздо шире, чем уровень образования, куда входит уровень воспитания. Мы столкнулись с этим в связи с последними событиями. Будет ли в республике какая-то программа по подготовке профессиональных кадров среди молодежи?

Р.Абдулатипов: Мы столкнулись с дефицитом профессиональных кадров, особенно среди молодежи. Этот дефицит объясняется еще тем, что многие грамотные молодые люди, не находя здесь применения своим профессиональным качествам, покинули республику. Сегодня мы поодиночке пытаемся их вернуть. Сегодня на профессионалов огромная потребность.

Что касается образовательной программы, то она, конечно, будет. Одно из главных направлений нашей деятельности – это образование. Мы говорим о фанатизме, экстремизме и т.д. Откуда это? Эти явления имеют место потому, что нет хороших школ, вузов, человеку некуда реализовать свои возможности. Дагестанцы -  активные люди, которые всегда учились хорошо. А когда не находят смысла в этой учебе, то они ищут смысл в другом: привлекаются к разным родам сектанствам и т.д. Нужно полностью преобразовать гуманитарное образование в Дагестане. Я сам буду контролировать этот процесс. Мы уничтожили гуманитарное образование в борьбе против марксизма. Выбросили все. Сегодня у нас чисто механический набор гуманитарных дисциплин. Без мировоззренческого образования невозможно формировать человека. Без мировоззренческого образования невозможно воспитывать, формировать человека. У нас разрозненное мировоззрение, оно должно быть целостным, которое формируется, прежде всего, на традиционной культуре.

Образование – это главный двигатель возрождения Дагестана. Без него ничего не будет. Я повторяю, наши люди в этом плане очень качественные люди.

Когда я писал об имаме Шамиле, то нашел перечень предметов, которые он изучал, когда он ездил к Саиду Араканскому, Магомеду Ярагинскому: искусство, логика и т.д. В каком вузе сегодня изучается логика? Логика – это умение мыслить. Разве можно ЕГЭ проводить по общественным наукам. Человек должен уметь выступать, дискутировать в диалоге. Сегодня мы формируем людей, которых можно зомбировать без проблем, потому что в нем нет целостного восприятия окружающего мира.

Следующее, что я предлагаю, - провести общедагестанские конкурсы среди преподавателей по всем предметам. Я уже говорил с Шамилем Гимбатовичем Алиевым, чтобы в ближайшее время провели конкурс среди преподавателей  математики. По итогам конкурса будут созданы республиканские математическая, биологическая, химическая, музыкальная школы, особенно по традиционной народной музыке, и т.д. Одновременно, если эти школы создаются, они должны быть закреплены за соответствующими кафедрами наших вузов. Эти школы нужно заставить работать. В вузах я задаю вопрос – почему такой низкий уровень подготовки? Они отвечают, что в школах не дают соответствующего образования. В школах говорят, что им присылают плохих преподавателей.

Русские учительницы обучали нас в сто раз лучше, чем наши братья и сестры, обучающие сегодня наших детей. Надо поднять уровень ответственности. Мы все время говорим о зарплате учителей, это правильно, зарплата должна быть достойной, но если выпускается некачественная продукция, о какой зарплате может идти речь? На каком хорошем заводе, в какой редакции дают зарплату за недоброкачественную продукцию? Это касается и врачей.

Надо преобразовать деятельность состояния почти всех больниц. Когда я был в Учкенте, я главе администрации сказал, что выселю его из дома и заселю туда больных. Тоже самое будет и с главврачами при несоответствующем состоянии больничных палатах. Они будут жить в самой плохой палате, пока не будет соответствующего порядка в данном учреждении. Будучи медиком, я ночевал у изголовья больных. Сегодня там работает специальная группа по проверке приведения учреждения в соответствие.

Я убежден, в том, что при использовании всех выделенных средств по  назначению, эта сфера будет нормально работать. Когда я только приступил к работе в университете (МГУКИ), было 80 млн рублей дефицита фонда заработной платы, 120 млн рублей дефицита по другим статьям. Уходя с должности ректора, я оставил все как положено. Отремонтировал почтив все- начиная с дорожек, заканчивая с аудиторий. Это касается всех отраслей. Сегодня в целом финансирование идет нормальное. Но если брать откаты, нужная сумма не дойдет.

Мы практически везде создали депутатские посты, горячую линию, любое сообщение о взятках, об откатах и т.д. автоматически будет расследовано. Желательно, чтобы они не были анонимными.

Если все вместе не подключатся  к этой работе, желаемых результатов достичь не удастся. Я не смогу всех проверить, хотя я в ближайшее время собираюсь устроить рейды, и посмотреть чем на самом деле занимаются люди.

Вопрос: В течение месяца вам удалось посетить несколько районов Северной и Южной зоны Дагестана. Как вы оцениваете сегодня работу глав муниципалитетов и насколько она эффективна?

Р.Абдулатипов:  Есть разные люди, и разные уровни качества оказания услуг населению. Где-то хуже, где-то лучше. Мне не понравились Дербентский, Хасавюртовский, Новолакский, Карабудахкентский районы. Но есть и другая сторона - почему я в тот же день не издаю указ о снятии? Потому что я даю шанс людям. Многие руководители, как только получают новую установку, начинают работу по-новому. Меня это даже удивило. Например, в Кизилюрте уже более или менее навели порядок, в Избербаше стало еще лучше, в Махачкале стараются.

Вчера я вызвал одного из глав районов для того, чтобы освободить его от занимаемой должности. Достаточно крупный район. Я потратил на разговор с ним ровно 1,5 часа и убедился, что надо дать шанс этому человеку. Он мне принес планы своей работы, объяснил, почему не мог реализовать их, какие министерства были виноваты в том, что все это не было сделано, рассказал о том, что он сделал сам. Он посадил виноградники. Ему было обещано, что к этому месту подведут воду. Этого не произошло, ответственные за эту работу ведомства не везде подготовили каналы. Вчера я дал этому человеку еще шесть месяцев для работы, а также необходимые поручения министерствам.

Приехал глава моего родного Тляратинского района. Он расставил приоритеты. И ему я дал время до сентября и поставил перед ним десять вопросов, которые он должен решить за этот срок.

Сегодня был приглашен еще один глава, которого я освободил от занимаемой должности, предложив другую работу. Я никого не оставляю без работы. Оставить человека без работы в Дагестане нельзя.

Приглашал я и Саида Амирова. У нас есть совместные планы, обозначены ответственные.

Я еженедельно принимаю 5-6 глав муниципалитетов, активно работаю со всеми. По целому ряду вопросов в парламенте еженедельно идут слушания. Обновление будет. Но вместе с тем это сложный вопрос. Например, в Тляратинском районе сегодня найти человека, чтобы поставить его на должность главы администрации сложно, потому что многие уехали из района и из республики. Кадровый потенциал незначительный и поэтому просто разбрасываться людьми нельзя. Кроме того, я пришел к такому выводу, что уровень работы многих руководителей зависит от установок, которые поступают от вышестоящих. Им надо дать шанс поработать в новых условиях.

Вопрос: Ваша статья «Одинокая могила» вызвала огромный резонанс в республике. Вы высказывали озабоченность положением вещей в области воспитания молодежи, культуры, искусства республики. Статья бурно обсуждалась, и действительно, наша молодежь на сегодняшний день порою очень неприглядно выглядит. Она утратила те вековые ценности, которые передавались нам от предков. Очень много обвинений, порою обоснованных, в адрес нашей молодежи. Речь идет о поведении за пределами республики. Что планируется сделать в этом направлении, будет ли программа, направленная на возрождение образа того дагестанца, который был ранее? Как вернуть истинного дагестанца, какими были наши отцы?

Р.Абдулатипов: Обычно, когда я читаю лекцию на эту тему, то начинаю с такой истории: в древней Греции проводили раскопки и нашли дощечку, на которой была надпись: «Не та пошла молодежь». Это историческая проблема. Но в данном случае я бы не стал говорить о том, что молодежь у нас плохая. Потому что молодежь оказалась брошенной. Не было ни у кого и никакого дела ни до кого. Все занимались приобретением собственности. В обществе не осталось никаких идей, кроме финансовых средств, наслаждения. В чем-то это соответствует тому, что говорится о буржуазном обществе. На самом деле крупный капитал заинтересован получить максимальное количество потребителей, и чем меньше думает этот потребитель, тем лучше. Поэтому, так называемая, коммерческая культура направлена на то, чтобы развивать потребительство в человеке. Маркс в свое время открыл закон: «Каждая удовлетворенная потребность формирует новую потребность». То есть это вечное движение в погоне за потребностями, когда каждый день показывают по телевизору, как живет тот или иной олигарх, тем самым способствуя тому, что все остальные стремятся к этим благам. И когда у человека не получается добиться этого законным путем, он пытается разными другими методами: грабит, посылает флешки, убивает. Молодежь оказалась в такой среде.

Некоторые сейчас думают, что я занимаюсь уборкой. Я же пытаюсь изменить культурную среду обитания, прежде всего, молодежи. Потому что та среда, которая есть, воспроизводит все то, о чем вы сказали: наркоманию, проституцию, бандитизм.

Думаю, что эта фундаментальная работа. Я уже говорил о том, что дал указание министру культуры изменить статус Домов культуры, сделав их центрами традиционной культуры народов России. Неоднократно я говорил о том, что надо возрождать традиционные институты воспитания. Если вы заметили, даже институт Уполномоченного по правам ребенка я переделал в институт по материнству и детству. В ближайшее время с Общественной палатой мы проведем форум матерей.

Прежде всего, я обращаю внимание на восстановление семьи и рода. Один большой начальник мне сказал, что патриархальные родовые традиции все портят. Однако я считаю, что Дагестан пока спасает себя тем, что у нас есть семейно-родовые традиции. А там, где нет семьи, там, где насилие в отношении детей, ребенок на улице. Сегодня я дал поручение провести парламентские слушания по вопросу о насилии в отношении женщин. Не надо забывать о том, что женщина это не только жена, сестра – это, прежде всего, мама, учитель, любимая женщина.

Традиционные институты, традиционное отношение уважения к старшим и младшим должны возрождаться.

Во время проведения форума культуры в Москве, я говорил: «Для того, чтобы установить порядок в обществе и нравственность, надо, чтобы мужчина был мужчиной, женщина – женщиной, брат был братом, друг – другом, отец – отцом, сын – сыном». Давайте соблюдать эти отношения. Роль матери, роль женщины незаменима в семейных отношениях. Это непросто фразы. Моя семья, мой род держится на моей жене, на жене моего брата, потому что я все время занимаюсь делами. Всеми домашними, семейными делами занимается жена. Женщина такая, какой около нее оказался мужчина. Если кто-то обвиняет женщину, посмотрите на себя. Значит, вы не в состоянии стать мужчиной. Это традиция, которая есть у всех народов.

У нас говорят, почему некоторые женщины в Дагестане ходят в арабской одежде, которую надевают в пустыне? Да потому, что мы перестали носить свою одежду. У нас есть разная одежда: та, которую надевают на работу, на свадьбу, вечеринку, встречу, в школу. У нас был митинг против запрета на ношение той или иной одежды. По этому поводу я сказал: Общественная палата, Министерства культуры, образования республики пригласите религиозных деятелей и вместе определите форму одежды. Наши женщины были одними из самых высоконравственных, женщины, которые рядом с мужьями и братьями садились на коней и защищали Дагестан. Но наши они садились на этих коней, не закрывая лица, не стесняясь никого, потому что у них было чистое лицо. Но если кто-то хочет носить ту или иную одежду, пожалуйста, но не надо навязывать ее всем. Нормы приличия надо соблюдать, все-таки у нас мусульманское общество, хотя и светское. Я человек светский, но определенные традиции я соблюдаю.

Вопрос: Здесь уже было сказано о кадровых переменах. Есть чиновники, которых Вы бы хотели снять, но в силу тех или иных обстоятельств они остались на своем посту? И второй вопрос, наблюдается ли саботаж от тех чиновников, которые лишились своих постов?

Р.Абдулатипов: Есть чиновники, которые развалили свою отрасль, но пока я их не снимаю, чтобы не вызывать слишком много вопросов. Целый ряд людей в Дагестане накопили огромное количество денег. И эти деньги они запускают по разным инстанциям, начиная от Москвы, заканчивая Тляратой. Конечно, есть 10 %, до которых я пока не добираюсь в силу целого ряда причин: позвонили, попросили. Не считаться с этим, конечно, нельзя.

Надо добраться до федеральных структур, работающих на территории Дагестана. Тоже даны поручения. Там есть ряд вопросов: почему вовремя не выплачивается зарплата, не проводятся санитарно-гигиенические мероприятия, почему исчезли биоресурсы?

Я говорил Президенту страны, что в федеральных структурах, расположенных на территории Дагестана, в наибольшей степени наблюдается коррупционная составляющая. Ни одного человека я не взял коррупционным путем в Правительство. В Правительстве 20 министров, а в федеральных структурах по республике 40 руководителей. Предстоит и это очищение. Невозможно навести порядок в Дагестане, очищая только одну сторону. Должна быть повсеместная работа.

Работа ведется и по правоохранительным структурам. Один из руководителей в ближайшее время будет освобожден. За остальными наблюдаем и изучаем. Нельзя всех снять сразу, система должна функционировать. В этот переходный период я намеренно оставил правоохранительную систему, чтобы не ослабить эту сферу. Здесь необходимо все регулировать.

Мне говорят: вот, вы оставили того-то. Значит, на это был целый ряд причин. Есть люди, которые помогали мне отрабатывать программу, знающие ситуацию изнутри. Некоторые спрашивают: почему Хархаров вдруг назначен не исполняющим обязанности, а заместителем Председателя Правительства, без «ИО». Первые два назначения без «ИО» - это Хархаров и Ермошкин. Это отсутствие у меня практики назначения вице-премьеров. Вице-премьеров и министров надо согласовывать с целым рядом структур. Остальные уже назначались исполняющими обязанности. И после того, как они будут проверены по всем параметрам, они перейдут другой статус.

Очень много бывает недостатков в работе, и у меня они есть. Но мы же люди, идеального нет ничего. Мы должны прощать друг другу.

Вопрос: Наша республика в федеральных СМИ представляется как республике бесконечных КТО, похищений людей. Еще один негативный ошибочный постулат – это мнение о том, что ислам и экстремизм - тождественные понятия. В республике были проведены первые шаги – встречи - по ведению диалога по решению конфликтных ситуаций между представителями различных направлений в исламе. Как Вы видите решение этих проблем?

Р.Абдулатипов: На сайте «Мой Дагестан» было написано «Сами хотят жульничать, а потом рвут глотки и кричат, что кругом коррупция».

Однажды один большой начальник, предоставляя мне слово, сказал, что Абдулатипов очень люблю критиковать правительство. Я ответил шуткой, для меня плохое любое Правительство в состав которого я не вхожу. Так и для автора этих слов -если он не вошел в этот состав, значит для него это Правительство плохое. Если вошел – хорошее.

Мы уже сделали какую-то подвижку. По медиа-рейтингу Глава Республик Дагестан занял второе место в стране после Собянина. Это означает нашу активность, представление Дагестана в другом формате. В этом есть и вклад республиканских и федеральных журналистов, пресс-секретаря главы региона.

Журналисты сами должны формировать федеральное информационное пространство, влияя на него. Стоит отметить, что и такой формат, в котором работает газета «Черновик», тоже нужен. Бывший главный редактор газеты Хаджимурад Камалов был умный человек, рисковал своей жизнью за правду. Это мужество, без которого по большому счету ни журналист, ни политик не могут состояться.

Я назначил Александр Игоревича Ермошкина постоянным представителем Республики Дагестан при Президенте Российской Федерации. Он один из грамотных людей, который умеет работать с федеральными СМИ. Он входил список тысячу лучших менеджеров России. Он формирует специальную группу из журналистов в постпредстве, которая будет приезжать в Дагестан. Вы все можете включиться в эту группу, вы тоже нужны там. Вам больше доверяют люди, потому что вы из Дагестана.

Еще – я ни разу не видел, чтобы кто-нибудь из руководителей проводил пресс-конференцию в Москве. Я собираюсь раз в несколько месяцев проводить брифинги. Также пресс-конференции будут проведены в тех регионах, где права дагестанцев ущемлены. Помимо этого я выступаю с резким заявлением, если дагестанцы позволяют себе подобное тому, что было в Москве, Астрахани и т.д.Было бы хорошо, если вы, журналисты, мне помогали освещать эту проблематику на должном уровне.

Второе – я в свое время говорил, если человек мусульманин – это уже вызывает подозрения. К сожалению, так создано современными СМИ. Это даже не российская болезнь. Желая показать борьбу, которая между мусульманами и кем-то, мусульман представляют в таком образе, что якобы все они звери. Это не так. Современное исламское общество имеет разные характеристики. Среди представителей ислама есть выдающиеся люди – лауреаты нобелевской премии, писатели, поэты, журналисты, ученые. Уже нет того исламского мира, который был раньше.

Когда у меня спрашивают «Почему так?», я отвечаю, что до начала 60 годов прошлого века 94 % исламского мира была в колониальной зависимости. Исламские страны не так давно освободились, и находятся на этапе национально-антиколониального движения. А западные страны по-прежнему хотят их видеть в зависимости от себя и делают все для того, чтобы стравливать друг с другом. Эта политика дошла и до Дагестана – ослабить дагестанскую умму. Как можно было ослабить? Сначала нас пытались противопоставить христианам – это не получилось. Тогда изнутри начали. Любой верующий и неверующий человек не может просто так убивать другого, если он не защищает Родину и т.д. В каждом человек есть Бог, убийство человека - это убийство Бога. Об этом написано и в Коране. Недопустимо когда убийства происходят между мусульманами. Это грех, который не смывается. Если мы боремся за чистоту ислама, если действительно мусульмане – то почему мы впадаем в такой грех и при том осуждаем других. Это не наша задача, лишь Всевышний определяет, кто попадет в рай, кто в ад. Считаю, что это антимусульманская, антидагестанская акция по натравливанию мусульман друг против друга.

Я выступал и на международных конференциях, доказывал, что ислам и экстремизм разные понятия. Я даже стараюсь не писать «исламский экстремизм», а пишу «околоисламский экстремизм». Но надо и себя очищать. Джихад начинается с самоочищения. Если мы все мусульмане, давайте вместе объединяться, чтобы мы могли очистить Дагестан. В этом направлении нужно провести очень фундаментальную работу. В том числе и по образованию. Считаю, что у нас должен быть один хороший дагестанский университет с получением двух дипломов – теологического и высшего гуманитарного образования. Я пытался создать такой университет – в начале 90 годов создал гуманитарную академию, которая год проработала в Каспийске, потом мне всех пришлось размещать в Александрийском (Египет) университете. Давайте проводить аттестацию преподавателей, работающих в учебных заведениях, имамов совместно с муфтиятом, с приглашением известных ученых, которые прекрасно знают ислам, все направления в нем. Нам нужно и этом плане совершить очистку.

Верховный муфтий Сирии в свое время на мой вопрос о том, почему мусульманские страны отсталые,  ответил «Некоторые мусульмане считают, что круглые сутки надо читать молитвы». Сказано - левую руку держи на сердце и советуйся с Аллахом, а правой рукой работай. Надо работать. А некоторые молитвой хотят заполнить работу. Такого не бывает. Каждый должен работать. Один самых больших грехов в исламе проявление человеческой лени. Я часто привожу в пример то, что говорили в Дагестане «Не принимается молитва от того аула, где нет мастеров». Мы все должны быть мастерами в своем деле. По наитию работать очень опасно. Журналист должен быть профессионалом. Не каждый, кто пишет статью, является журналистом. Журналист – это аналитик, мыслитель, человек, который рекомендует и прогнозирует.

Я просматриваю все газеты, и при наличии статей, касающихся Правительства, Парламента, даю соответствующие поручения. Я ваш самый внимательный читатель, заинтересованный соратник. В вас я вижу своих партнеров по возрождению нашего родного Дагестана.

Вопрос: Республиканские инвестиционные проекты, даже те, которым придан статус приоритетных, остаются на бумаге. Какова их дальнейшая судьба? Будет ли проведена ревизия? Если расформировано Агентство инвестиций, то какая структура будет заниматься ими?

Р.Абдулатипов: Этими вопросами занимается министерство торговли и внешнеэкономических связей Республики Дагестан. В Москве создается центр инновационного проектирования и инвестиций. 10-15 человек будет в Москве и тут,в министерстве, будет столько же. Внутри есть стратегический совет.

Я встречался с председателем правления Сбербанка России Германом Грефом. Он дал согласие стать председателем совета. 5 марта все Правительство летит в Москву на обучение. Всех надо обучать: начиная с министров, заканчивая временно исполняющим обязанности Президента РД. Предлагаю и журналистам подключиться к этому.

А что касается целого ряда проектов, обязательно будет проведен полный аудит. По-моему анализу получается, что очень мало кто вложился в частные предприятия, либо это банки государственные, либо инвестиции из федерального бюджета. Просто так в такой ситуации в Дагестан мало кто будет вкладывать. Я приглашаю Зиявудина Магомедова,  Сулеймана Керимова и других дагестанских предпринимателей в республику. Понимаю, что они могут заработать намного больше, если вложат эти средства в Московской области. Однако, если они идут сюда, это означает, что они патриоты своей родины.
Часто задаются вопросом, чьим человеком является Абдулатипов? Я из команды Президента России, я человек Аллаха, Дагестана и ничьим больше человеком не являюсь. Кто хочет работать на Дагестан, для них открыта дорога, а захочет помешать – у них не получится.

Министр печати и информации РД Умаросман Гаджиев:Вами сказано очень много интересных идей. И подавляющее большинство дагестанцев эти идеи поддерживают.  Привлекают не только сами идеи, людям импонирует ваша открытость. Для нас, в том числе для министерства, очень важная задача – обеспечить такую же работу министров, правоохранительных органов, потому что от того насколько они будут открыты, зависит восприятие народа того, что происходит. Нам предстоит обеспечить такую же открытость в СМИ, и правоохранительных органов, и руководителей органов власти, тем самым мы наверняка окажем определенное содействие нашему общему делу, которое Вы с командой взяли на себя.

Ужурналистов есть понимание, что средства массовой информации – это непросто холодное зеркало, тем более криво отражающее факты, а соучастники процесса. Сегодня есть полная поддержка того курса, который Вы приняли и мы вместе с Вами. Я уверен, те, кто присутствует сегодня в этом зале, активные участники этого процесса.

Р.Абдулатипов: Самое главное, чтобы не получилось, как обычно у историков говорят: я был участником этой истории. Больше всех лжет очевидец. Так вот, чтобы такого не получилось у журналистов. Отношение к чему-либо оно ведь субъективное. Вы все здесь живете, вас касаются различные проблемы, и от субъективности уйти вам не удастся. Считаю, что я пока не проявляю субъективности. Через некоторое время, наверное, и буду проявлять эту субъективность, потому что все мы живые люди. Мой призыв – посмотреть на все моими глазами и присоединиться к нашим отрядам по наведению порядка в Дагестане. В этом заинтересованы все.

Вопрос: На прошлой неделе я был на одном производственном предприятии, где простыми рабочими задавался вопрос – у нас в республике более 400 промышленных предприятий, около 20 – считаются крупными, очень много малых предприятий, которые поддерживаются государством. Но не все они выживают на рынке. Они быстро приходят к банкротству. Есть предприятия, которые себя показали, и как-то выживают за счет своих средств. Будет ли им оказана какая-либо помощь?

Р.Абдулатипов: Будет. Я проанализировал уровень эффективных вкладов тех, банков которые есть в Дагестане. Он минимален. Поэтому Сбербанку, «Россельхозбанку» как наиболее крупным, надо дать мне расписанный план: каким предприятиям они готовы оказать помощь. «Россельхозбанк» сегодня говорит о том, что выделено 2 млрд рублей на поддержку предприятий, Сбербанк – 1.5 млрд рублей. Если бы эти деньги доходили бы до предприятий, то многие вопросы можно было бы решить. Ко мне приезжали люди из Кизлярского завода, из «Дагдизеля» с жалобами, что не могут взять ни одной копейки в кредит. Эти кредитные линии должны быть открыты. Более того, если мы разработаем ясный, открытый план мероприятий, то под выгодные для нас проценты Сбербанк России готов открыть новую линию кредитов, дополнительную, для поощрения деятельности наших предприятий.

Я 15 дней работаю с членами Правительства России. Есть договоренность с Министром обороны С.Шойгу об оборонных заказах. От нас же потребовалось предоставить перечень предприятий, которые могли бы выполнить не только заказ, связанный с оружием, но и с обмундированием. За эти дни я так и не получил полной картины дел от дагестанского Правительства, чтобы подать заявку. Потому что каждое предприятие выживало само по себе. Если было приближенным к кому-то, то выживало. Я поручил Председателю Правительства собрать директоров заводов для обсуждения этой темы. Мой тезис - «тысячи средних и малых предприятий для меня важнее, чем один-два олигарха» - остается.

Мы оставили на своей должности Магомеда Шабанова. Теперь он ездит по районам и предлагает помощь. И это тоже движение. И с целью помочь в этом деле в Комитете по развитию малого и среднего предпринимательства РД появился новый человек, который в совершенстве владеет технологиями развития малого и среднего бизнеса.

Правительство сформировано, оно начало свою работу. Правительство учится, и должно нести ответственность за дела в республике. Поэтому, как только Правительство начнет активнее работать, тогда  Президент уйдет на задний план.

Вопрос: Вы поддерживаете идею организовывать регулярные встречи в более расширенном составе СМИ?

Р.Абдулатипов: Организуйте постоянный пресс-клуб при Президенте Республики Дагестан. Будем работать.

Пресс-служба Президента РД

Прочитано 3612 раз

Галерея изображений

joomlamodniyportal.ru

Календарь

« Апрель 2021 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Дагестан